Все анекдоты за месяц

Штирлиц вошел в кабинет Мюллера и увидел того, лежащего бездыханным на полу.
– Отравился, – подумал Штирлиц, поглаживая рукоятку торчащего из спины Мюллера топора.

Петька:
– Чапаев, что такое оргия?
– Ну, это почти то же самое, что мы устраиваем по ночам после каждой победы над врагами.
– Это значит, – рассуждает Петька, – вы с Анкой голые на столе, а я у дверей на карауле?
– Так, – соглашается Чапаев. – Только при оргии тебе бы тоже надо раздеться.

Вовочка на первом уроке курил «Мальборо», на втором пил виски, ну а на третьем оте...л саму учительницу. После всего этого учительница идет к родителям Вовочки...
– Ваш сын на первом уроке курил «Мальборо»!
Отец дает Вовке подзатыльник. Вовочка:
– ЗА ЧТО?
– Какого х... ты куришь мое «Мальборо», когда твоя «Ява» лежит в коридоре!!!
Учительница:
– На втором уроке он пил виски!
Отец дает сыну оплеуху.
– ЗА ЧТО?!
– Какого х... ты пьешь мои виски, когда твоя «Столичная» стоит в холодильнике!
Учительница:
– А на третьем уроке он оте...л меня!
Отец достает ремень...
– ПАПА! ЗА ЧТО?!!
– Как мужика, так вдвоем, а как бабу, так ОДИН?!

Вовочка радостно встречает пришедшую с работы мать. Мама, как всегда, начинает интересоваться тем, чем сын занимался в течение дня. Вовочка подумал и сказал:
– Я слушал передачу о человеке, которого почему-то назвали тигром.
Мама удивилась и решила уточнить:
– А какая же у него фамилия?
– Толстой.
С тех пор Тигр Толстой стал любимым писателем мальчика.

Мама кричит с балкона:
– Вовочка, где ты?
Нет ответа. Она зовет снова и снова наконец из кустов раздается недовольный голос:
– Ну, что?
– Чем ты там занимаешься?
– Машку тр...ю!
– Смотри, только не кури!

Вовочку принимают в пионеры:
– Как учишься?
– Хорошист!
– Старшим помогаешь?
– А как же…
– А с кем ты живешь?
Вовочка покраснел:
– Да там, с одной…

Папа с Вовочкой идут по улице и видят двух собачек.
– Папа, а что собачки делают?
– Видишь ли, сынок, та собачка, которая наверху, поранила себе лапку и не может идти. А та, которая внизу, – очень добрая и помогает ей идти.
– Папа, а почему добрых всегда е...ут?