Анекдоты про Штирлица

Проснувшись, Штирлиц вспомнил, что вчера на приеме у Мюллера он наговорил лишнего. Решив выяснить все разом, он вошел в кабинет и спросил:
– Мюллер, вы догадались, что я – русский агент?
– Нет, – признался удивленный Мюллер.
– Ну, слава богу, – сказал Штирлиц и со спокойной душой пошел домой.

Штирлиц вышел из кабака и упал лицом в грязь. Через 10 минут он проснется и пойдет к Мюллеру. Это была годами выработанная привычка.

Штирлиц регулярно приходил в ресторан «Пухлый Готтлиб», садился за столик, сидел, но заказывал только воду.
«На диете», – думал пухлый Готтлиб.
«Вот тебе ответные санкции!» – злорадно думал Штирлиц…

Каждый год 23 февраля Штирлиц отмечал в одиночку на своей вилле.
Вот и сейчас, он налил себе стакан водки, вышел на крыльцо, подошел к своему шикарному "Мерседесу", чокнулся с его капотом:
– За тебя, родимый!
Потом он зашел в свою шикарную просторную виллу, налил себе еще один стакан водки, чокнулся со стеной:
– За тебя, родимая!
Потом он налил себе еще один стакан водки, начал плакать, обнимать и целовать бутылку:
– Милая моя водочка, единственная моя. Последний раз я так праздную свой любимый праздник. Последний. Придут наши – только ты у меня и останешься!

Штирлиц дрался с огоньком. Огонек дрался, как мог. Мог был парень крутой. А Крутой слабаков не жаловал.

Штирлиц ехал в своем автомобиле и увидел голосующего Мюллера. Штирлиц не стал останавливаться, но через пару километров вновь увидел ту же картину. Штирлиц опять не остановился, и через пару километров все повторилось еще раз.
– Кольцевая, – подумал Штирлиц.
– Издевается, – подумал Мюллер.

Штирлиц подошел к Борману и выстрелил из пистолета в упор. Упор упал и придавил Бормана.

Штирлиц стоял под балконом Гитлера в красной вышитой косоворотке и с гармошкой в руках. Наигрывая «Камаринского», он плясал вприсядку и насвистывал. Голос Копеляна за кадром:
– Да, никогда еще Штирлиц не был так близок к провалу, как в этот вечер...

Штирлиц заложил ногу за ногу. На следующее утро Ногу За Ногу взяли.

Мюллер выглянул в окно. По улице шел Штирлиц, ведя на поводке крохотную, зеленую с оранжевыми полосками, шестиногую собачонку.
«Странно, – подумал Мюллер, – этого анекдота я еще не знаю…»