Анекдоты про Василия Ивановича и Петьку

Сидят Петька и Василий Иванович на дереве. Вдруг к дереву подходит слон и начинает его трясти.
– Василий Иванович, может здесь у него гнездо?
– Дурак ты Петька, они в норах живут!

Идет Петька с помойным ведром. Спотыкается и выливает все дерьмо на Василия Ивановича. А тот как раз автомат чистил.
– Я-я-я… Не хотел, Василий Иванович!!!
– Ничего Петька! Я не злопамятный, зло сделаю и забуду!

Петька и Василий Иванович идут по улице. Видят впереди девушку с прелестным задом. Обгоняют, заглядывают в лицо. Видят прыщавую малосимпатичную физиономию и разочарованно произносят:
– Девушка, если бы вы были так же прекрасны спереди, как и сзади, мы бы вас расцеловали.
– Ну, так целуйте туда, где красива!

– Василий Иванович. Ну, как там, на войне?
– Представь Петька ситуацию: ровное поле – ни ямки, ни кочки, ни колышка. И вдруг из-за угла выезжает танк!

Петька купается на одном берегу речки, Василий Иванович – на противоположном. Тут Петька кричит Василию Ивановичу:
– Вы кальсоны навыворот надели!
Василий Иванович глянул – и вправду навыворот. Удивленный такой наблюдательностью, кричит ему:
– А как ты догадался? По пуговицам, или по тесемкам?
С другого берега донеслось:
– Гавном наружу!

Вызывают Василия Ивановича в штаб армии и просят поступить его в академию. Но для этого необходимо написать сочинение о его геройских буднях. Приезжает он в дивизию, рассказывает все Фурманову и спрашивает:
– Что же мне описывать, если мы только водку пьянствуем да Анку...
– А ты пиши вместо пьянки – книжки читаем, а вместо Анки – на охоту идем.
В штаб поступило сочинение:
«Намедни мы с Фурмановым принесли в штаб 4 книжки. Прочитали. Тут пришел Петька и принес 2 рукописных томика. И их прочитали. Обложки сдали в магазин, купили еще одну книжку и пошли на охоту. Мы с Петькой хорошо отстрелялись, а Фурманов до сих пор ствол марганцовкой чистит».

Идет по улице Чапаев. Видит на крыше дома своего адъютанта:
– Петька! Ты чем это там занимаешься?
– Да вот антенну натягиваю, Василий Иванович.
– Ох и везет же тебе, Петька, на женщин с красивыми именами.

Решили как-то раз Василий Иваныч и Петька пойти в театр, на «Лампу Алладина». Ну, как водится, напились в антракте пива, сидят, смотрят второе действие. Петьке приспичило в туалет:
– Василь Иваныч, я в сортир хочу.
– Терпи, Петька!
– Василь Иваныч, я очень хочу!
– Терпи, говорю! И потише, а то мешаешь…
– Не, Василь Иваныч, я побегу…
Ну, выбежал, значит, а театра-то не знает, где туалет искать? Бежит по коридору, открывает одну дверь – костюмерная, вторую – гримерная, третью, четвертую – опять не то. Наконец, нашел какую-то комнату, не видно ни фига, темно. Только смотрит, горшок какой-то стоит. Ну, думает, ладно, авось, никто не увидит! Справил нужду, возвращается в зал, а зал со смеху катается…
– Василь Иваныч, я чего, пропустил что…
– Ты знаешь, Петька, когда ты вышел на сцену, весь зал замер, когда ты стал ссать в лампу Алладина, в зале стали раздаваться отдельные смешки, но когда оттуда вылез Алладин и сказал, что это не роль, а писец и что он увольняется…

– Василий Иванович. Ну, как там, на войне?
– Представь Петька ситуацию: ровное поле – ни ямки, ни кочки, ни колышка. И вдруг из-за угла выезжает танк!

Завтракают Петька и Василий Иванович перед боем.
– Василий Иванович! Обеда хватит только на одного.
– Отлично, значит, пообедаем после атаки. Тогда как раз мне хватит.