Новые анекдоты

День Матери. Утро. Новый русский выходит из тачки и идет к офису. Навстречу ему – старушка. Согнулась, старая, в три погибели, еле ноги волочит, а в вытянутой руке – кружка. В голове нового русского мгновенно проносится:
– А ведь она как моя мать. Одинокая старость... инфляция... рыночные цены... нищенская пенсия...
Ему вдруг становится жалко старушку, он нащупывает в кармане завалявшийся металлический стольник, вынимает его и бросает в кружку... И неожиданно слышит истошный старушки вопль:
– Иро – о – о – од! Ты мне, что в сметану кинул?!!

Жена нового русского фотографируется на развалинах Парфенона, садится на упавшую колонну и дает инструкции фотографу:
– Только ты смотри, чтобы на снимок не попала моя машина, а то муж подумает, что это я ее сшибла.

– Папа, ты сможешь дать мне десять баксов? – спросил Вовочка.
– Нет.
– Детей хочет иметь каждый, – проворчал Вовочка, уходя, – но так, чтобы это ничего не стоило!

Вовочка делится домашними новостями со своими друзьями:
— Вчера моя сеструха привела домой жениха: морда красная, лысина блестит, щеки шире плеч… Вы не представляете, как мне хотелось надеть ему на голову презерватив!..

Идет урок в школе для детей новых русских. Урок нового русского языка. Учитель спрашивает:
– Иванов, скажи, где в предложении «Сегодня в наш ларек опять не завезли пива» нужно ставить артикль «б...я»?
Иванов отвечает:
– После слова «сегодня».
Петрова:
– Перед словом «опять».
Учитель:
– Запомните, дети, в современном русском языке артикль «б...я» нужно ставить перед каждым словом.

Умер программист. Попал на страшный суд. Судили-рядили: ни то, ни се.
– Куда сам-то хочешь: в ад или в рай?
– А посмотреть можно?
Привели его в огромаднейший ВЦ. Кругом машин всевозможных, сеток – видимо-невидимо.
– Вот это – рай, будешь здесь юзером.
– А ад?
– А ад здесь же – только системщиком...

Мама – Вовочке:
– Вовочка! Не лижи масло! Не лижи масло, кому говорю! И вообще... отойди от трактора!

Поручик Ржевский, гуляя с дамой, привел ее в красивое ущелье за городом:
– Полюбуйтесь, как здесь очаровательно! Я часто прихожу сюда с друзьями. Глядя на эту красоту, так и хочется крикнуть: «Господи, как прекрасно ты устроил мир!»
– Мать… мать… мать… – привычно откликнулось эхо.

Штирлиц увидел снежную лавину и подумал:
– Бедный пастор, он так и не научился ходить на лыжах.

Детский садик. Дети читают наизусть стихи. Выступает уже не первый ребенок. Все занимаются своими делами, в носу ковыряются, и никто никого не слушает. Вдруг один гениальный ребенок, читающий отрывок из «Песни о Буревестнике», выдает совершенно гениальный перл:
– Чайки стонут перед бурей, Стонут, мочатся над морем…
И замолчал. Чувствует – что-то не то ляпнул, а что – не понял сам. И вся группа притихла – тоже почуяли что-то неладное. И в этой полнейшей тишине раздается голос Вовочки:
– Это ничего! Это они от страха!