Новые анекдоты

Штирлиц увидел снежную лавину и подумал: «Бедный пастор, он так и не научился свистеть».

Петька спрашивает у Василия Ивановича:
– Так, у тебя какое образование?
– Семь классов!
– Хорошо!
Василий Иванович в ответ тоже решается спросить:
– У тебя?
– МГУ!
– Чего мычишь, читать-то умеешь?

– Петька, ты, почему осенью без головного убора ходишь? Нужно надевать фуражку, а не то заболеешь менингитом. Это такая страшная болезнь: всего два исхода. Или помер, или дурак. Так вот мы с братом болели. Брат помер!

– Машенька, ты кем будешь на празднике?
– Я белую шапочку с длинными ушками надену – зайчиком буду!
– А ты Вовочка?
– А я уже приготовил коричневый костюм.
– Зачем?
– Г...вном буду и испорчу всем праздник!

Вовочка рассматривает семейный альбом:
– Мама, а кто этот красивый мускулистый дядя рядом с тобой на пляже?
– Это твой папа, сынок.
– А кто же тогда этот лысый толстый хмырь, что с нами живет?

— Барбара, у Вас не найдется чашечки кофе? — устало спросил Штирлиц.
— Кофе нет, но есть чай. Нам вчера прислали настоящий индийский чай, — радостно захлопотала Барбара.
— Да. Наши уже близко, — подумал Штирлиц.

Опоздал Вовочка на урок. Ему учительница говорит:
– Ты, почему опоздал?
– Да я корову к быку на случку водил.
– А что папа не мог этого сделать.
– Папа мог, но бык-то лучше!

Моряк привез из Японии жену и тещу. Живут себе, привыкают, язык понемногу осваивают. А соседей интересуют подробности. Вот японская теща вышла во двор на лавочке посидеть, а любопытные кумушки — тут как тут:
— А как вам здесь, нравится?
— Карасо, карасо!..
— А как к вам зять относится?
— Карасо, карасо! Каздое утро заходит ко мне в кухню и спрасывает меня…
— А что же, что спрашивает?
— Спрасывает: «Ты исо зыва, япона мать?!» Осень карасо относица…

Вовочка, только что разбив окно, говорит разъяренной матери:
– Ты можешь, конечно, меня наказать! И даже побить. Но я вымещу эту несправедливость на твоих внуках!

Учитель спрашивает у шестиклассников.
— В каких ситуациях люди разговаривают с собеседником откровенно?
Вовочка:
— Когда они незнакомцы или любовники.
— А как же остальные, разве они не говорят искренне?
— А остальные только о чем-то договариваются.